Troll Wars (9_3viggen) wrote,
Troll Wars
9_3viggen

Categories:

You're just too fake to be true

В прошлом году я испек первую часть (всего их будет минимум 3) о бегстве Петра Патрушева из Батуми в турецкий поселок Кемальпаша. Пришла пора продолжить тему о советских гражданах, сбежавших из ГССР или попытавшихся это сделать. На этот раз у нас в студии "побег" Владислава Комиссарова с батумского пляжа в Турцию, который случился в 1965 году. То есть спустя 3 года после того, как это сделал Патрушев.

Итак, согласно радиопрограмме "Радио Свобода" от 15 августа 1973 года, их тогдашнему корреспонденту во время поездки в штат Вермонт повстречался беглец из СССР, работавший преподавателем русского языка в университете штата (Комиссаров то есть). Звучит немного забавно, но давайте продолжим.

Владик Комиссаров: Родился я в Ленинграде в 1939 году. Из блокады Ленинграда мне удалось выбраться с матерью, я попал в Новосибирск. Приехали после войны в Германию, прожил несколько лет в Германии, до 1949 года. Когда я вернулся в Москву, в Советский Союз, начал заниматься спортом. В спорте мне повезло, удалось быстро продвинуться в плавании. В 1958 году меня случайно пригласили в пятиборье.

Обратите внимание - почти сразу после войны юный Владислав с матерью переезжает в оккупированную союзниками Германию и живет там до 1949 года, то есть до окончательного раздела страны на ГДР и ФРГ. Кем же работает мать Комиссарова, чтобы так просто взять и переехать в страну, которая всего за год-два до переезда считалась злейшим врагом не только СССР, но и всего мира? Явно не уборщицей в заводском клубе или служащей на главпочтамте. Кстати, фигура отца в рассказе Комиссарова не упоминается вообще нигде, будто и не существовало его. Про спортивные успехи рассуждать не буду, так как человек мог быть хорошим пловцом вне зависимости от могущественности родителей. Случайно или нет он попадет в 1958 году в ряды пятиборцев, тут тоже сложно делать определенные выводы. Но даже если он попал туда случайно, то результаты у него оказались не очень случайными.

Владик Комиссаров: Результаты у меня были довольно хорошие - только четыре месяца занимаясь спортом, современным пятиборьем, в 1958 году я уже добился 4-го места на Молодежном первенстве Советского Союза, в 1959 году я был чемпионом Советского Союза. В 1960 году мне удалось выехать заграницу - в Будапешт, в Румынию, в Германии я был, во многих других странах, из которых я почерпнул сведения о той жизни, которая на самом деле существует заграницей. И я решил сам убежать из Советского Союза.

Здесь уже интересно: человек случайно стал пятиборцем и через 4 месяца стал четвертым в молодежном чемпионате всего СССР, а в 1959 он уже чемпион всей страны. Это примерно то же, если не самый плохой дзюдоист  переходит в тяжелую атлетику и через год становится чемпионом страны. Как думаете, много людей умеют так легко перековаться? Еще через год Комиссаров в ранге чемпиона страны выезжает в социалистические Венгрию и Румынию, а также в Германию (скорее всего речь идет о ГДР). Спортивная карьера развивается просто фантастическими темпами, а сам Владимир решает убежать из СССР. Тут корреспондент задает очень важный вопрос:

Владимир Юрасов: Вадик, а почему вы не остались заграницей, когда вы ездили на соревнования, а выбрали такой трудный и опасный вид побега?
Владик Комиссаров: У меня ответ всегда один и тот же, я его никогда не менял, и это правда: я не хотел никого подводить из моих руководителей, из моих товарищей, я не хотел, чтобы они отвечали за мой поступок.


Заметьте, о ком печется Комиссаров - не о семье, хотя у него по идее есть мать. Он печется о спортколлективе! Когда человек решает сбежать из СССР, то вряд ли он будет переживать из-за того, что КГБ придет к коллегам. А вот за родителей он переживать будет. Или это я такой идеологически неверный, а 55 лет назад коллектив был важнее собственной семьи?

Теперь переходим к самим деталям бегства.

Владимир Юрасов: Владик, расскажите подробнее о вашем побеге.
Владик Комиссаров: Я убежал в 1965 году из Батуми, с самого городского пляжа.
Владимир Юрасов: Вы жили тогда в Батуми?
Владик Комиссаров: Нет, я приехал туда за месяц, под видом, что хотел отдохнуть там. Плавал на соревнованиях местных, выиграл много соревнований. Между прочим, на батумском пляже нельзя отплывать от берега больше, чем 50 метров.


Здесь я опять должен вспомнить о побеге Патрушева и деталях, которые приберег для следующей части. В 1962 году он уплыл из Батуми не с городского пляжа, а с задворок завода, где его было сложно засечь как пограничникам, так и случайным отдыхающим. А тут человек уплывает из СССР с городского пляжа и при этом знает, что при отдалении от берега более чем на 50 метров пограничники могут обратить на него внимание. Или же очередной бдительный гражданин им донесет (их немного, но они есть всегда). К тому же стоит учесть одну важную деталь - узнав о приезде в их город чемпиона СССР, батумские спортсмены вряд ли дали такому шанс оставаться без их постоянного внимания. Ведь в 1965 году народ не тупил в смартфоны еще. А теперь обращаем внимание на условия побега.

Владик Комиссаров: Мне нужно было выплыть ночью, днем уплывать вообще невозможно - очень здорово следят. Я уплыл ночью, во время шторма. Я узнал из многих источников, что нельзя плыть в хорошее время, во время штиля, потому что у них очень сильная система по охране границы. Я выплыл во время шторма, шторм был приблизительно 4 балла.

Это логично, что днем и в штиль из Батуми в Турцию вплавь не убежишь. Но шторм в 4-5 баллов будет постоянно выносить тебя на берег. Мало того, при таком шторме у входа в море на берегу оказывается множество маленьких, но острых камней. Если при помощи волны протереться о них, можно ободрать себе кожу до крови. А плыть с кровоточащими ранами, пусть и слабыми, дело весьма неразумное. Подходим к еще более важной детали - времени бегства.

Владимир Юрасов: В какое время?
Владик Комиссаров: В 10 часов вечера. Перед тем, как войти в воду, меня три раза выбрасывало обратно, такие были волны сильные, только на четвертый раз мне удалось войти в воду. Убежал я довольно интересным путем. Двое друзей мне помогли. Мы вместе были целый месяц в Батуми. Почему мне друзья были необходимы? Это очень важный момент. На пляже сидит много людей, в воду входить нельзя после 9 часов вечера. Если вы войдете один и не вернетесь, то люди, которые сидят на пляже, могут обратить внимание и предупредить милицию или пограничников. А я использовал такой интересный момент. Мы вдвоем с одним другом обнялись, другой друг на небольшом расстоянии от меня был, и мы вместе вошли в воду. И получилось так, что на расстоянии, ночью, выглядит так, будто это два человека, а на самом деле трое нас было. Когда мы вошли в воду на четвертый раз, двое вернулись, а я уплыл.


Комиссаров уплыл в 10 часов вечера и тут же упомянул, что после 9 часов вечера в воду входить нельзя из-за патрулей и излишне инициативных граждан. Но он не только уплыл после 9 вечера, он еще и двух друзей использовал для бегства! При этом за пару минут до этого он божится репортеру, что не убежал в 1960 году потому, что не хотел подставлять друзей и тренеров. Вы не понимаете, это другое (с). Мало того, два друга, знающих о том, что третий хочет бежать - это 2 отличных информатора. Если вспомнить историю Патрушева в посте, который есть по ссылке выше, то того пригласили в КГБ за то, что поздоровался с турецким конуслом. Но при этом он никому не говорил открыто, что хочет бежать из СССР. А тут 2 друга помогают Комиссарову бежать из страны и не боятся допросов в КГБ. Даже если бы они и не знали, что он решился на побег в Турцию, что они сделают после того, как тот отплывет от берега и не вернется минут через 20-30? Правильно - они тут же побегут в милицию сообщить, что их друг пропал.

Владимир Юрасов: Скажите Владик, вы что-нибудь взяли с собой, какие-нибудь вещи?
Владик Комиссаров: Да, у меня были с собой тапочки теннисные, очень легкие, были нейлоновые, тонкого материала штаны и рубашка. Но мне пришлось их выбросить, потому что они создавали большое сопротивление в воде.


Да тут целый гардероб. Если это добро выбросить в море во время побега, каков шанс, что оно будет замечено прожекторами?

Владик Комиссаров: Да, там у них употребляют очень интересные приемы. Например, используют подводные лодки в хорошую погоду, которые стоят под водой с выключенными моторами, и специальные приборы, которые употребляют в научных целях, когда рыба под водой проходит или произносят звуки. Они используют те же самые электронные приборы для подслушивания: когда человек плывет в воде и дышит, они могут на большом расстоянии это услышать. И мне удалось это дело обойти, потому что они не могли меня услышать, так как я плыл во время шторма.
А другой тяжелый момент - это прожектора. Прожектора почти каждые два-три километра, сильные прожектора вглубь моря до 5-7 километров пробивают лучом. Довольно опасно, если они заметят на поверхности голову пловца. Мне приходилось погружаться в воду приблизительно на полметра, когда луч близко ко мне подходил, а они делали большую ошибку, включая свет сперва на левый берег, проверяя, нет ли кого-нибудь на берегу.

Здесь Комиссаров все складно расписывает насчет сонаров и прожекторов. У Патрушева была схожая тактика в 1962 году, но об этом и его уходе вплывь я напишу отдельно. А вот что Комиссаров рассказывает о пребывании в Турции после побега:

В Турции, после того, как я там прожил четыре месяца, меня турецкие власти заставили встретиться с советским консулом, который настаивал на нашей встрече, хотел уговорить меня вернуться в Советский Союз. Очень глупо для них получилось, потому что, когда мы пришли в специальную комнату, где сидели советский консул и его секретарь, он начал свою традиционную речь (видно, для всех подготовлена одна и та же): ''Твоя мама, твой папа, твой брат и твоя сестра очень хотят, чтобы ты вернулся''. Я ему сказал: ''Извините, а где вы мне сестру нашли? У меня сестры-то нет''. Они смутились, покраснели, им это неприятно показалось, и, я думаю, что действительно было так. В общем, встреча наша была очень короткая. Из Стамбула, после того, как мы поговорили с советским консулом, я переехал в Нью-Йорк.

Комиссаров прожил в Турции всего 4 месяца и переехал в Нью-Йорк. Сбежавший в 1962 году Патрушев отсидел в турецкой тюрьме, так как его подозревали в работе на советские спецслужбы и потом он где-то полтора года жил в стамбульском лагере для беженцев, ожидая визу в западные страны. Тот же Комиссаров не упоминает нигде о том, что турецкие спецслужбы его проверяли или что пришлось сидеть в тюрьме. А в беседе с советским консулом он сказал тому, что у него нет сестры, но существование отца и брата отрицать не стал. То есть в СССР у того оставалась не только мать. И вновь возникает вопрос - а кем же был тогда отец Комиссарова? Впрочем, после переезда в США все становится еще более интересно.

Владик Комиссаров: В Америке мне удалось очень быстро хорошо устроиться. Я сразу же переехал в Техас, в город Сан-Антонио, и начал заниматься преподаванием в нескольких школах — фехтование, плавание, футбол. Мне достаточно было того, что я там делал. Я устроился очень здорово. После того, как я пробыл в Техасе и немножко подготовился в английском, я решил, что мне нужно получить американское образование и сейчас я работаю и учусь в аспирантуре одного из американских университетов, работаю по получению магистра по русской литературе.

Да уж - перебежчик из СССР переезжает в 1965 году в техасский город Сан-Антонио и почти моментально начинает работать в нескольких школах. Причем не зная английского, так как знания языка у Комиссарова появлются лишь после пребывания в Техасе. Затем он переезжает из Техаса в Вермонт, где его принимают учиться в тамошний университет. И не только это - он еще и начинает там работать! Пруф того, что Комиссаров работал в 1973 году именно в университете Вермонта, можно найти тут.

Владимир Юрасов: Владик, летом это года вы занимаетесь в ''Русской школе'' в Вермонте. С какой целью вы посещаете эту школу? Ведь русский язык вы знаете. Вы хотите стать преподавателем?
Владик Комиссаров: Я посещаю эту школу, изучаю советскую литературу, историю России. Я хотел бы стать преподавателем в университете по полной программе. Я уже преподаю в университете.

Здесь нет ничего странного, что в западных университетах студенты нередко устраиваются работать там же, где и учатся. Только в 95% случаев карьера начинается с функции "документы принеси/унеси", а тут он преподает русский язык, будучи всего лишь спортсменом. Хорошо, сейчас не 1973 год, но вы попробуйте стать преподавателем какого-нибудь языка в западном университете, являясь всего лишь хорошим спортсменом. Я буду рад посмотреть на это. Ну и чтобы окончательно довеселить вас:

Владимир Юрасов: Какие ваши планы на будущее?
Владик Комиссаров: Личные планы, откровенно говоря, это стать американским бизнесменом.
Владимир Юрасов: Каким бизнесменом?
Владик Комиссаров: Скажем, в Америке очень любят поесть, любят хорошую еду, и я думаю стать бизнесменом в области ресторанного дела. Это хорошее дело в Америке, и я по этому делу пойду в будущем, помимо того, что буду преподавать в университете.

Если вы худо-бедно знаете Запад, то после этого диалога вы не будете знать, куда тут смеяться. Ведь любой университет, тем более западный, является превосходной синекурой. Там можно без проблем заниматься ИБД и при этом зарабатывать отличные деньги. Особенно если это провинциальный штат типа Вермонта, где ровным счетом не происходит ничего от слова совсем. Зачем человеку с неплохими шансами стать профессором идти в рестораторы и открывать свой ресторан? Риск прогореть там в разы выше, а университет обанкротиться не может. Да, в Вермонте скучно, но жить там недорого, так что за несколько лет можно сколотить неплохой капитал. Про штат даже песня знаменитая есть - пусть и всего одна, но очень хорошая.


В общем, история Комиссарова слишком мутная. Есть 2 версии касательно оной: простая и не очень. Простая - вся эта история с побегом обыкновенное фуфло. Менее простая такова: Комиссаров был заслан на запад советской разведкой, чтобы сердобольные американцы развесили уши и протащили "страдальца" в нужные сферы для сбора агентурных данных или вербовки нужных людей. Особенно это касается университета штата Вермонт. Да и самого штата в целом, где с 1970-х начало расти влияние социалистов и уже тогда обитал такой адепт коммунизма, как Берни Сандерс. Который был в 1981-1989 годах мэром все того же Берлингтона, где и находится университет штата А как мы знаем, нет более питательной столовой для кадров типа Сандерса или сочувстсвующим идеям марксизма-ленинизма, как университет. Так что Комиссаров не по своей воле стал преподавателем, а его туда просто направили советские спецслужбы. Да и в бизнесмены он вряд ли метил потому, что собственную американскую мечту реализовывать собрался.

Такие вот дела. Думаю, что эту легенду я вполне себе разнес в пух и прах. Если г-н Комиссаров (при условии, что это его действительное имя, а не агентурный псевдоним) считает, что я ошибаюсь, то он вполне может написать в комментариях к этому посту, что моя версия ошибочна. Сейчас ему должно быть 81-82 года, писать в этом возрасте люди еще не разучились. Но не думаю, что он придет в комментарии с опровержениями. И вовсе не потому, что он мог не дожить до сегодняшнего дня.

UPD: После дискуссии в треде ниже и последующем деаноне семьи Комиссарова на сайте его дочери была обнаружена вот эта статья из провинциальной газеты Ellensburg Daily News, что находится в одноименном городе штата Вашингтон.



Информация из американской газеты немного отличается от той, что была выпущена радио "Свобода". Так, Комиссаров учился и работал не в университете Вермонта, а в университете Уильямет - он находится на другом конце страны в столице штата Орегон Сейлем. Американцы пишут, что в 18 лет он стал чемпионом страны по плаванию, что должно было случиться в 1957 году. Затем пишется, что двумя годами позже он стал чемпионом СССР по пятиборью, это 1960 год. А еще через год он завоевал чемпионство по фехтованию.

Кроме того, Комиссаров имел звание лейтенанта советской армии и был членом советской сборной по пятиборью. Согласно американской газете, свой побег он планировал целых 4 года. Информацию о побеге второй раз жевать не будем. Зато интересна деталь о допросах - турецкие власти и ЦРУ допрашивали Комиссарова всего лишь несколько дней, не шпион ли он. Сколько на турецкой зоне чалился в 1962 году Патрушев, можно прочесть в его книге.

А теперь переходим к отъезду из Турции. Радио "Свободе" Комиссаров сказал, что переехал из Стамбула в Нью-Йорк, а потом в Техас. Но американцы упоминают, что из Стамбула тот отправился...в Ливан, где познакомился с казначеем (сейчас бы сказали, что финансовым менеджером) олимпийской ассоциации США, который был отставным пятиборцем. Откуда мог Комиссаров знать, что казначей окажется в Ливане, когда это ему было так нужно, чтобы перебраться с его помощью не куда-то, а на военную базу Форт Сэм Хьюстон в Техасе (которая ВНЕЗАПНО находится в том же самом Сан-Антонио), где он будет тренировать сборную США по пятиборью?

Затем Комиссаров становится управляющим ночного клуба в Сан-Антонио и учителем плавания (странное сочетание профессий, правда?), женится на местной уроженке, той самой Бренде Джей Сандерс и переезжает в Орегон в 1972 году. На тот момент он уже был отцом как минимум одной дочери, это я уже разнюхал в треде ниже. Хотя информация о Вермонте в статье радио "Свобода" была неверной (случайно или умышленно, это уже другой вопрос), фамилия жены Комиссарова и одного из самых одиозных представителей Вермонта оказалась одинаковой - Сандерс.

Идем дальше. Американцы пишут, что дрязги последних лет в США мало повлияли на убеждения Комиссарова в том, что США лучшая страна мира. Если на дворе 1973 год, то скорее всего речь идет о войне во Вьетнаме и Уотергейтском скандале. При этом Комиссаров спустя 8 лет после переезда в США говорит на ломаном английском (he says in fractured English). За такое время можно было и лучше стараться. Еще упоминается временное имя прикрытия, под которым Комиссаров жил после переезда в США, его звали Карл Миллер. Затем он стал американским гражданином и вернул себе настоящие (а точно ли?) имя и фамилию.

Последний абзац доставляет не меньше. Там говорится, что Комиссаров с нежностью вспоминает российскую провинцию и свою семью, которая до сих пор там живет (но ни слова о том, что им могло неслабо прилететь за беглого сына). Завершается статья о Комиссарове тем, что система обучения в американских университетах вызывает у него презрение. И тут я с ним согласен, потому что глупо уважать университет, который берет человека без нужного образования, на должность преподавателя. Ведь подобных Комиссаровых среди преподавателей тамошних шараг пруд пруди. Причем необязательно липовых перебежчиков.

Tags: Турция, все хотят наебать, какие корабли?, лекция по съеботронике, обосрался в костюме клоуна, почитать принес, самолеты какие были?, чисти вилкой!
Subscribe

  • Это не другое

    Все давно знают, что пристройки этакий мем закавказских стран. Их и в Батуми великое множество (сейчас уже почти не сооружают, но с 1990-х и 2000-х…

  • Новояз возле нас

    Все знают, как горячо я люблю бигтех. Даже когда ЖЖ начал потихоньку сдуваться, я твердо решил остаться тут. Интерфейс знакомый, тексты писать…

  • Поездки бАгинь в наши края

    Внесу-ка я разнообразия немного в публикующиеся здесь иронично-исторические хроники. На этот раз речь пойдет о женщинах, которые были политическими…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 87 comments

  • Это не другое

    Все давно знают, что пристройки этакий мем закавказских стран. Их и в Батуми великое множество (сейчас уже почти не сооружают, но с 1990-х и 2000-х…

  • Новояз возле нас

    Все знают, как горячо я люблю бигтех. Даже когда ЖЖ начал потихоньку сдуваться, я твердо решил остаться тут. Интерфейс знакомый, тексты писать…

  • Поездки бАгинь в наши края

    Внесу-ка я разнообразия немного в публикующиеся здесь иронично-исторические хроники. На этот раз речь пойдет о женщинах, которые были политическими…